ЛитМир - Электронная Библиотека

Л. Острецова

Юный дрессировщик

Очерки

Юный дрессировщик - i_001.png

Вступительная статья

Лидия Ивановна Острецова пишет о собаках. Это, наверное, очень разумно, когда человек пишет о том, что хорошо знает и искренне любит.

Лидия Ивановна — первый в Ленинграде мастер спорта по дрессировке собак. Многие ее четвероногие воспитанники стерегут границы нашей страны, охраняют важные государственные объекты, несут службу порядка на улицах Ленинграда, в парках и пригородах.

Лидия Ивановна написала две увлекательные книжки: «Мой Акбар» и «Юный дрессировщик». По ее устным рассказам известный ленинградский писатель Юрий Павлович Герман создал сценарий кинофильма «Дай лапу, друг». Да и работы самой Лидии Ивановны каждый из вас может не только прочитать, но и увидеть в кино. При ее помощи созданы фильмы: «Барбос в гостях у Бобика», «Дай лапу, друг», «Зеленые цепочки», «Учитель пения», «Последний день Помпеи», «Свистать всех наверх», «Соленый пес». Участвовала Лидия Ивановна и в создании совместного советско-американского фильма-сказки «Синяя птица».

На мой взгляд, в рассказах Л.И. Острецовой существует очень важный для ребят, да и для взрослых тоже, аспект — люди, стоящие за четвероногими героями ее рассказов. Рассказы Лидии Ивановны — о добрых и мудрых людях, о бесконечной любви к окружающей нас природе.

Животными Л.И. Острецова увлеклась в детстве. Кого она только не спасала и не воспитывала! Даже змей. И вот это детское увлечение стало в конце концов для нее профессией.

Особое внимание Лидия Ивановна уделяет детям и не только потому, что по профессии она педагог. Из своего богатого опыта Л.И. Острецова знает, что душевная привязанность — лучший наставник для запутавшегося подростка, лучший лекарь для так называемых неблагополучных ребят.

Они и сейчас собираются у нее, теперь уже взрослые дяди и тети приходят со своими детьми. И все они неуклонно верны заложенному в них Лидией Ивановной чувству ответственности за природу, за меньших братьев наших — бессловесных зверей.

Я благодарен Лидии Ивановне за то, что именно она открыла для меня этот мир бесконечно искренних и благородных существ.

Говорят, отношение к животным — самый яркий показатель мудрости и благосостояния людей. Думаю, что сейчас уже мало найдешь зловредных, закостенелых собаконенавистников. Хотя есть еще, встречаются этакие нравственные уроды, готовые пнуть ногой своего миллионнолетнего друга и помощника — собаку.

В заключение хочу сказать: читайте книжку Лидии Ивановны Острецовой не просто как развлекательное чтение — вдумывайтесь, какой это чудесный и еще мало познанный мир — животные.

Радий Погодин

СОБАЧЬЯ ШКОЛА

Юный дрессировщик - i_002.png

Несколько лет назад мне довелось проводить свой первый «урок» с новой группой собаководов.

Площадка была хорошо оборудована снарядами: бумом, лестницей, барьером. Место это — в середине открытое, по краям густо засаженное деревьями — омывалось с трех сторон небольшой, но глубокой речкой. Она служила собакам границей. Сообщение с внешним миром поддерживалось через мостик.

Первый урок проходил как обычно: собаки разных пород, но, примерно, одного возраста (10 месяцев — 1,5 года), ничего не желали делать, не желали выполнять команды, не желали подчиняться. Владельцы собак — тоже люди разные и по возрасту и по положению — никак не могли приноровиться ходить с собаками в строю, поворачиваться то налево, то направо.

Собаки очень напоминали своим поведением избалованных капризных детей: они ухитрялись, совсем как дети, заваливаться на спину, махать лапами и истошно орать. Были и такие, которые пытались покусывать своих хозяев. Особенно этим грешили две собаки — доберман-пинчер Зевс и боксер Пир. Зевсу очень хотелось подраться с соседом — он брызгал на него слюной, лаял и приплясывал от нетерпения. Хозяйке — женщине очень доброй и тихой, конечно, не справиться было со своим псом. Она все же не пускала его драться и пыталась заставить выполнять команду, но Зевс без всякого стеснения стал кусать ее — он ведь не привык, чтобы его к чему-нибудь принуждали.

В таких случаях нужно наказать собаку, чтобы она не смела «поднимать хвост» на хозяина, но хозяйке жаль ударить ее — и она все терпит.

Боксеру Пиру не хватает места разместить на буме сразу все четыре лапы, да он вообще не склонен тащиться по буму и прыгать через барьер, на что это ему нужно?

Пир не знает, что он очень красив, но ему не дадут медали на выставке, если он не будет дрессирован.

Когда собака сопротивляется и пытается укусить, ей следует надеть намордник. У Пира, оказывается, вовсе нет намордника.

— Пир ведь у нас очень добрый, это он просто нервничает, — заявил хозяин, сконфуженно пряча руки, искусанные до крови.

— Посмотреть сейчас на ваши руки — добреньким его не назовешь, — заметил мужчина, державший рослую, красивую овчарку Дези, которая, в свою очередь, преодолевала бум, доверчиво склонившись на хозяйское плечо.

Конечно, всем не сразу и не легко дается «наука», но многие собаки очень стараются. А знаете ли вы, как в первый раз страшно лазать по лестнице, прыгать, ходить по буму?

От пережитых волнений хочется отдохнуть и людям и собакам, и, конечно, все с нетерпением ждут перемены.

На перемене всех собак отпускают побегать без поводков — свободно.

Людям страшно сначала отпустить собак бегать свободно, — они опасаются драк, а многих еще затрудняет поимка своей собственной собаки, которая добровольно к хозяину не возвращается.

Среди молодых собак драк почти никогда не бывает: какой дурак будет драться с целой сворой? На перемене собаки лучше знакомятся друг с другом, изобретают различные игры, определяются характеры, появляется необходимая самостоятельность.

Робким и тихим собакам достается на первых порах — их катают и щиплют до тех пор, пока они не начнут огрызаться. Особенно попадает новеньким собакам, которые пришли на занятия позже на несколько уроков. Против этих собак сплачивается вся группа, и бедному псу попадает только за то, что он новенький.

Зрелище собачьей школы всегда привлекает много любителей. Интересно, — как учат собак? На эту площадку взрослые ходили мало, на мосту висела надпись: «Посторонним вход воспрещен, осторожно, злые собаки!»

Но ребят эта надпись не пугала, а скорей влекла.

В первый раз, когда я начала занятие, они сидели в сторонке, возле поваленного дерева, тихо и скромно, словно зачарованные. Я не решилась их прогнать. Ребята ушли только после того, как я дала задание на дом и распустила группу.

На следующее воскресенье, подходя к площадке, я заметила, что там не одна, а две группы. Одна — та, что была в прошлый раз, а другая…

Возле поваленного дерева на пригорке, выстроившись в прямую линию, стояли те ребята, что были в прошлый раз. Правда, теперь их было поменьше, человек восемь, но зато они все были с собаками.

Девочка лет двенадцати была с кудлатой белой дворняжкой; скуластый мальчишка держал на цепи рыжего, лохматого пса непонятной породы; еще одна девчушка была с серой овчаркой, были тут и лайчонок, и шпиц, и сеттер, и даже спаниель.

Когда я подошла ближе, от них отделилась девочка с серым овчаром и сказала мне, что ребята очень хотят заниматься, но у многих не было собак, а вот теперь они достали собак и готовы начать…

На предыдущем уроке я говорила, что занятия будут военизированными, дрессировщики должны быть смелыми, упорными, собранными.

Девочка, преодолев смущение, стояла передо мной навытяжку, говорила громко и четко, хотя давалось ей это нелегко; остальные ребята замерли по стойке «смирно».

Только сияющие глаза говорили о том, как хотели они меня поразить и услышать слова одобрения.

1
{"b":"107024","o":1}
Jesse Eisenberg | Ch.126 : She's Thought About It | Fairy Tail 60